Владимир Фриске перенес сложную операцию на сердце

Последние несколько лет папа Жанны Фриске переживал сильный стресс: смерть дочери, попытки наладить встречи с внуком, разбирательства из-за денег и имущества. Здоровье мужчины заметно ухудшилось и ему понадобилось хирургическое вмешательство.

Отец певицы уже давно страдает от различных проблем со здоровьем, возникших на нервной почве после смерти дочери несколько лет назад. В последнее время 67-летний Владимир Борисович регулярно жаловался на боли в грудной клетке — у него развилась ишемическая болезнь, которая очень опасна и является одной из самых распространенных причин смертности в России.

«Мне стало совсем плохо, — рассказал «СтарХиту» папа Жанны. — Пообщался с врачом, кардиологом высшей категории Ириной Гришиной, у которой давно лечусь. Пришли к выводу, что необходимо хирургическое вмешательство. Установили целых три стента на сердце. Чувствую себя уже лучше, хоть и тяжело отходил от наркоза. Две с половиной недели назад выписался. Но предстоит долгая реабилитация. А пока запрещены физические нагрузки и нужно соблюдать диету».

Пенсионер лежал в городской больнице № 15 имени О.М. Филатова. Там же в феврале этого года ему помогли с еще одной проблемой с сосудами — удалили бляшки из сонной артерии. Впрочем, радует одно: поводов для переживаний стало меньше — ведь долгий конфликт с «Русфондом» наконец улажен, долг выплачен.

Чтобы рассчитаться, Владимиру Фриске и его семье пришлось продать часть дома, который был приобретен Дмитрием Шепелевым и Жанной Фриске. После после смерти певицы семья унаследовала две трети особняка. Покупателем стал Шепелев, который теперь является полноправным владельцем недвижимости.

Возвращенные в «Русфонд» деньги пошли на протонную терапию для четырех детей со злокачественными опухолями. Юрист семьи Фриске Юрий Нечаев до сих пор пытаться доказать, что договор с «Русфондом» подписывала не Жанна.

14-летняя девочка, которую спасала Жанна Фриске, умерла от рака

«Я подал иск о признании договора недействительным, но судья нарушил процессуальные нормы и даже не принял его. Я указывал, что листы договора не пронумерованы, видно, что они несколько раз расшивались. Там, по нашему мнению, должно было быть уголовное дело. Кроме того, Владимир никогда не был стороной договора. Он только слышал по телевизору призывы Первого канала о помощи, но не знал, что оформляется какой-то документ. Бумагами занимался только Шепелев», — отметил Нечаев.

Фото: Instagram

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Adblock
detector